Толкование судебно-медицинских терминов в условиях совершенствующегося российского законодательства

/ Прутовых В.В.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018 — №17. — С. 187-194.

Прутовых В.В. Толкование судебно-медицинских терминов в условиях совершенствующегося российского законодательства

Кафедра патологической анатомии и судебной медицины (зав. – д.м.н., проф. А.И. Авдеев) ФГБОУ ВО ДВГМУ, г. Хабаровск

ссылка на эту страницу

Ратификация Россией Декларации прав и свобод человека 1948 г. и принятие в связи с этим Конституции РФ, провозгласившей человека высшей ценностью, настолько расширили диапазон правового пространства, что выполнение предъявляемых требований не могло быть осуществлено на прежней терминологической базе. Для их реализации потребовалось принятие новых законов (Закон об охране здоровья граждан, Закон об экспертной деятельности и др.) и внесение в уже существующий законодательный тезаурус новых терминов и понятий. Существенные изменения претерпели структура и содержание основных законов, защищающих права человека на жизнь и здоровье (УК и УПК, ГК и ГПК РФ), и нормативных ведомственных актов, регламентирующих процесс получения доказательств судебно-медицинского характера. В нормы законов были введены совершенно новые термины, такие как: «человек», «здоровье», «вред», «степень вреда здоровью» и другие. Многие из них не были сопровождены аутентичным законодательным толкованием и в процессе его совершенствования, продиктованного практической необходимостью (только в УК РФ с момента его принятия внесено более 400 поправок), настолько потеряли свое первоначальное смысловое назначение, что их правоприменение стало весьма проблематичным. Появились такие неологизмы, как: «имеется ли на трупе вред здоровью и где он расположен?», «вред здоровью, повлекший потерю ноги, зрения, слуха», когда должно быть все наоборот – без указанных последствий – потери обозначенных органов или их функций нет и вреда здоровью.

Некоторые термины, введенные в статьи законов, предусматривающих ответственность за совершение насильственных преступлений, по своей природе являются не только юридическими, но и медицинскими, однако ввиду того, что они находятся в правовом поле, научное их исследование, толкование и рецензирование, в соответствии с компетенцией, принадлежат только юристам.

Имей судебные медики право, то высказали бы свое профессиональное мнение о трактовке некоторых статей, содержащих терминологию судебно-медицинского характера. Например, в ст. 111 УК РФ перечислены такие признаки тяжкого вреда здоровью, как: «потеря зрения, речи, слуха какого-либо органа или утрата органом его функций». Наличие в законе указанных обозначений вынуждает специалистов давать пространные, порой неоднозначные пояснения и комментарии в ведомственных актах, учебной и методической литературе, что значительно усложняет изучение и понимание предмета судебной медицины, процесса производства экспертиз, а также процедуру оценки доказательств в ходе предварительного и судебного следствия.

Из истории правовой защиты здоровья человека следует, что перечисленные термины были введены в российское законодательство еще Законоуложением Алексея Михайловича (1649) [3, с. 14–18], отца Петра I. С 1928 г. в практику судебно-медицинской экспертизы для оценки состояния здоровья была введена таблица процентов утраты общей трудоспособности. С этого времени и по настоящее при определении степени вреда, причиненного здоровью, эксперты руководствуются не умозрительными представлениями о характере наступивших неблагоприятных последствий, как это было в допетровскую эпоху, а указанными таблицами [6, с. 85; 9].

Представляется, что в содержательной части названной статьи вместо многочисленного перечисления различных аморфно-неопределенных патологических последствий, возникающих от причиненных повреждений, достаточно указания об «утрате общей трудоспособности более 1/3». Оно поглощает все перечисленные в статье 111 УК РФ «потери».

Другой пример: в российское Законоуложение 1845 г. был введен признак «расстройство здоровья», который в настоящее время, в связи с принятием Закона об охране здоровья граждан, потерял свое юридическое значение. Это связано с тем, что в законе дано определение термина «здоровье», в котором термину образца 1845 г. «нет места». Однако, следуя «букве закона» (ведь в тексте статей он указан), вынужденно приходится давать его толкование как «время, необходимое для восстановления трудоспособности». По всей вероятности, назрела необходимость избавиться от него, оставив только термин «утрата трудоспособности», который, в соответствии со ст. 2 Закона об охране здоровья граждан, является основополагающим компонентом определения, что «здоровье – это состояние физического, психического и социального благополучия человека …», а основной составляющей его социального благополучия является трудоспособность [4]. Квалификация преступлений против здоровья и мера наказания за причиненный ему вред в конечном итоге зависят от такого показателя, как временная (в днях) или стойкая (в процентах) утрата общей трудоспособности – до 21 дня и 5 % – ст. 115 УК РФ – легкий вред здоровью – до 2 лет лишения свободы; более 21 дня и 10 % – ст. 112 УК РФ – вред здоровью средней тяжести – от 3 до 5 лет, более 30 % (1/3) – ст. 111 УК РФ – тяжкий вред здоровью – от 8 до 15 лет лишения свободы. Подобного рода разнотолкования и многозначность терминов в судебной медицине и юриспруденции значительно усложняют процесс судопроизводства.

Связующим звеном между юриспруденцией, защищающей право человека на жизнь и здоровье, и медициной, занимающейся проблемами его соматического благополучия, является отрасль медицинской науки – судебная медицина.

Выдающийся французский математик XVII в. Р. Декарт, подаривший человечеству алгебраическую символику (a, b, c, x, y и др.), призывал: «Определяйте значение слов, и вы избавите мир от половины его заблуждений». Следуя назиданию мэтра, попытаемся определить, что же это за отрасль деятельности.

Само слово «термин» образовано от латинского terminus, буквально толкуемого как край, предел - образное обозначение каких-либо границ. Каждый термин должен иметь свойственное ему определение. В задачу определения входит наполнение терминологических пределов смысловым содержанием.

Термин «судебная медицина» сконструирован сочетанием двух слов, а по правилам лексического терминоведения при формулировке его определения необходимо отразить каждое слово, включенное в его состав.

Однако в наиболее предпочтительном определении (а общепринятого пока нет) ключевым является констатация того, что «...судебная медицина разрешает вопросы медико-биологического характера…» [13, c. 5]. Насколько видно, в определении отражен только медицинский его аспект без юридического компонента (судебная). Учитывая, что предметом судебной медицины является существо вопросов, на разрешение которых направлена деятельность специалистов, именно юридическое пространство «дает пищу» для судебно-медицинской деятельности. Как показывает действительность, в теории и практике судебной медицины в большинстве своем приходится решать вопросы далеко не биологической природы. Например: «о механизме и обстоятельствах образования повреждений (кататравма, автотравма), о виде примененного огнестрельного оружия, о дистанции выстрела, типе клинка и его конструктивных свойствах, возможности причинения повреждения орудием, представленным на экспертизу» и т.д. Эти и подобные им вопросы, имеющие существенное значение для судопроизводства, являются вопросами юридического характера. Для их разрешения в структуре бюро судебно-медицинской экспертизы, в соответствии со штатным расписанием, предусмотрено наличие не физико-технического, как это было ранее, а медико-криминалистического отделения. Не исключено, что придание ему названия с юридической составляющей могло быть обусловлено и указанными обстоятельствами.

Таким образом, сохранившиеся в законодательном тезаурусе с допотопных времен юридические «рептилоиды», значительно загромождающие законодательное пространство, требующие необоснованных затрат времени и сил на их толкование и разъяснение в процессе судопроизводства, могут быть безболезненно, с большой пользой для дела, исключены из текстуры законодательных актов.

Одним из вариантов, способствующих синхронизации медицинской и юридической терминологии и позволяющих представителям судебной медицины легально исследовать и высказывать свои суждения в юридическом пространстве, может быть внесение уточнения в определение науки «судебная медицина», недостаточному соответствию которого современным требованиям посвящен целый раздел монографии В.Л. Попова [8, с. 7–22].

Учитывая изложенное и проанализировав варианты определения, предлагаемые в различных учебниках, пособиях, руководствах и методических рекомендациях, оно может быть представлено в следующем варианте: «Судебная медицина – это отрасль медицинской науки, разрешающая вопросы медико-юридического характера, возникающие у правосудия, и содействующая органам здравоохранения в совершенствовании оказания лечебнопрофилактической помощи населению».

Научно-практическое использование предложенного определения позволит расширить возможности и будет стимулировать представителей судебной медицины к аналитическому исследованию законодательных актов в части, касающейся медицинских терминов, и позволит легитимно выражать свое мнение по адекватному их использованию в юридических документах.

Эффективность подобного рода исследований можно показать на примере разработки определения в отношении термина «вред здоровью», который впервые был введен законодателем в ст. 52 первоначального варианта Закона об охране здоровья и в соответствующие статьи УК РФ (50 % статей Особенной его части содержат этот признак).

Комментируя факт его появления в нормах закона, юристы, учитывая, что содержательная составляющая статей осталась без изменений, пришли к мнению, что законодатель вместо термина «телесное повреждение» ввел более емкий термин «вред здоровью» на правах синонима. Эта посылка была принята и представителями судебной медицины [1, c. 87; 2, с. 6].

В связи с этим в Правилах определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, ему было дано определение, идентичное термину «телесное повреждение», что вызвало, как показала практика его применения, вполне обоснованное несогласие со стороны специалистов, занимающихся проблемой правовой защиты здоровья человека [14, 12].

Процесс построения правового государства, коим провозгласила себя Россия, характеризуется, как было отмечено, бурным нормотворчеством и возможной при этом несогласованностью некоторых законодательных актов, требующих дальнейшего совершенствования. Следует заметить, что на момент введения термина «вред здоровью» в нормативную базу не было законодательного толкования терминов, его составляющих, что не позволяло дать ему адекватного, соответствующего смысловому назначению определения. Лишь в ст. 2 новой редакции закона об основах охраны здоровья было дано определение, что «здоровье – это состояние физического, психического и социального благополучия человека…» [4].

Следующим шагом на пути приближения к решению проблемы толкования термина «вред здоровью» явился выход в свет в 2015 г. определения Верховного суда РФ, где указано, что «вред представляет собой любое умаление охраняемого законом материального или нематериального блага, неблагоприятное изменение в таком благе» [5].

Как следует из теории уголовного права, преступления против здоровья сконструированы по материальному признаку, для которых обязательно наличие трех компонентов:

  1. Преступного деяния (противоправное причинение повреждения (любого вреда) посредством действия либо бездействия).

  2. Преступного последствия (неблагоприятное изменение здоровья, указанное в статьях (111 – 117) УК РФ и Мед. критериях).

  3. Наличие между деянием (причинение повреждения) и последствием (уголовно наказуемое патологическое изменение здоровья) причинной связи.

Только установленные в соответствии с законом обстоятельства, а именно: факт деяния, наступление преступных последствий этого деяния, логическая последовательность развития процесса и взаимная их связь дают основание говорить о наличии признаков преступления против здоровья [1, с. 85].

Учитывая вышеизложенное, можно согласиться с ранее предложенным определением: «Вред здоровью – это неблагоприятное последствие для здоровья, наступившее в результате повреждения, заболевания или экстремального состояния, переживаемого человеком» [10, 11, 15].

Таким образом, разрешение многих проблем судебно-медицинского и юридического характера при решении вопросов, связанных с защитой прав человека на жизнь и здоровье, гарантированных Конституцией, может быть более рациональным при взаимодействии представителей указанных отраслей, чему может способствовать предложенное определение термина «судебная медицина».

P.S. В настоящее время проходит юридическую экспертизу очередной вариант Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека [7], учитывая значительное расхождение мнений по поводу толкования многих терминов судебно-медицинского характера. Не лишним было бы включить, как это делается в юридических актах, перечень толкования наиболее значимых терминов, использующихся в документе.

Для обсуждения в части, касающейся представленного материала, предлагается незначительный их перечень.

Судебная медицина – отрасль медицинской науки, разрешающая вопросы медико-юридического характера, возникающие у правосудия, и содействующая органам здравоохранения в совершенствовании оказания лечебнопрофилактической помощи населению.

Предмет судебной медицины – существо вопросов, на разрешение которых направлена деятельность специалистов.

Судебно-медицинская экспертиза – практическое применение познаний в области судебной медицины при расследовании уголовных, гражданских и дел об административных правонарушениях.

Здоровье – это состояние физического, психического и социального благополучия человека, при котором отсутствуют заболевания, а также расстройства функций органов и систем организма.

Вред (юр.) – вред представляет собой любое умаление охраняемого законом материального или нематериального блага, неблагоприятное изменение в таком благе.

Вред здоровью – это неблагоприятное последствие для здоровья, наступившее в результате повреждения, заболевания или экстремального состояния, переживаемого человеком.

Степень вреда здоровью – мера неблагоприятного изменения организма, предусмотренная нормами уголовного законодательства – смертельный, опасный для жизни, значительный, незначительный и малозначительный вред здоровью.

Повреждение – нарушение анатомической целости или физиологической функции организма в результате воздействия внешних факторов. (Возможно, нет необходимости в каждом случае приводить их перечень: физических, химических, биологических и психогенных, так как в природе иных пока не обнаружено).

Повреждение – включая травму, заболевание, патологическое или экстремальное состояние – корень слова вред. Следовательно, повреждением следует считать не только последствия запредельного механического или термического воздействия на организм, а все случаи воздействия внешних факторов, причиняющих вред (все виды запредельного внешнего воздействия, будь то действие радиации (физический фактор), бактерий чумы или вируса Эбола (биологический), отравляющих веществ (химический) и, наконец, от негативного действия слова, включая гипноз (психогенный фактор) [10].

Вид повреждения – патологическое изменение организма, характеризующееся наличием присущих ему существенных признаков: кровоподтек, рана, перелом, сотрясение, ожог, психоз и т.д.

Характер повреждения – совокупность существенных признаков повреждения, судебно-медицинская оценка которых позволяет установить его вид, индивидуальные особенности и механизм образования, а также дать научно обоснованные ответы на вопросы, интересующие правосудие.

Механизм образования повреждения вид повреждения и способ воздействия внешнего фактора, обусловившего образование повреждения (повреждение ТТП, острым орудием, огнестрельное повреждение, автотравма, кататравма, асфиксия и т.д.).

Неблагоприятное последствие для здоровья – это нежелательное временное (в днях) или стойкое (в %) патологическое изменение организма, указанное в ст.ст. 111–117 УК РФ и Медицинских критериях.

Общая трудоспособность наличие врожденных и приобретенных способностей человека к самообслуживанию и неквалифицированному труду. (Утрата ее определяется судебно-медицинской экспертизой.)

Временная утрата общей трудоспособности (обратимая) – время, необходимое для восстановления трудоспособности. (Синоним устаревшего юридического термина «расстройство здоровья».)

Стойкая утрата общей трудоспособности (необратимая) – определяется по исходу в соответствии с таблицей Мед. критериев.

Профессиональная трудоспособность – возможность выполнения определенного вида, объема и качества работы по конкретной профессии (специальности), по которой осуществляется основная трудовая деятельность. (Определяется МСЭк.)

Таким образом, внедрение и практическое использование предлагаемого варианта толкования нововведенных терминов судебно-медицинского характера при разработке соответствующих медико-юридических документов будет способствовать совершенствованию процесса получения доказательств при расследовании и квалификации преступлений против жизни, здоровья, чести и достоинства человека, которые Конституция провозгласила высшей ценностью.

Список литературы

  1. Зубкова В.И. Ответственность за преступления против личности по законодательству России. – М., 2005. – С. 85, 87.

  2. Клевно В.А. и др. Комментарий к документам, регулирующим порядок определения степени вреда, причиненного здоровью человека. – СПб, 2008. – С. 6.

  3. Лядова М.В., Тучик Е.С., Лядова А.В. Историко-правовой анализ вопросов тяжести причинения вреда здоровью в первых законодательных документах // История государства и права. – 2014. – № 11. – С. 14–18.

  4. Об основах охраны здоровья граждан в РФ. – «Российская газета», – № 263, 23.11.2011. Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ.

  5. Определение Верховного Суда РФ от 27.01.2015 № 81-КГ14-19 consultantplus://offline/ref=16CC73F1FA4139C2A7B83949841711F4B47C3956A8 335AB4A844B3177A54222C2BA102B39E34DDWDa9D [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».

  6. Об утверждении Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью: приказ Минздрава РФ № 194н от 24.04.2008 г.

  7. Об утверждении Порядка определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека. Проект приказа Минздрава России (по состоянию на 20.08.2015). Документ предоставлен КонсультантПлюс.

  8. Попов В.Л. Методологические основы судебной медицины. – СПб.: Изд.-во «Юридический центр», 2018. – С. 7–22.

  9. Правила для составления заключения о тяжести повреждения. Утверждены Наркомздравом РСФСР // Вопросы здравоохранения. – 1928. – № 3. – С. 85–86.

  10. Прутовых В.В. Медико-юридическая характеристика терминов «телесное повреждение» и «вред здоровью». Избр. вопросы судебно-медицинской экспертизы. Вып. 16 /ДВГМУ // под ред. А.И. Авдеева, И.В. Власюка. – Хабаровск, 2017. – С. 73–77.

  11. Прутовых В.В. К необходимости унификации законодательного инструментария для медико-юридической оценки степени вреда здоровью // Медицинское право, 2016. – № 1. – С. 46–50.

  12. Прутовых В.В. Пределы компетенции судебно-медицинского эксперта при установлении степени вреда, причиненного здоровью // Российская юстиция. – 2015. – № 1. – С. 61–65.

  13. Судебная медицина: Учебник для студ. мед. ин-тов / В.Н. Крюков, Л.М. Бедрин, В.В. Томилин и др., под ред. В.Н. Крюкова. – 3-е изд., перераб. и доп. - М., 1990. – С. 5.

  14. Филатова О.Н. Уголовно-правовое противодействие преступлениям, причиняющим вред здоровью человека. А/Р дис. канд. юрид. наук. – Тамбов, 2010.

  15. Prutovyh V.V. Medico-legal characteristic of the term «injury» and «harm to health». Slovak international scientific journal. – Bratislava, 2018. – № 20. – С. 29–31.

похожие статьи

Некоторые правовые аспекты назначения судебно-медицинской экспертизы / Гуцаев Ю.П., Олейник Н.Г. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 13-14.

О судебно-медицинских правилах вскрытия трупа, принятых Комитетом Министров Совета Европы 02 февраля 1999 года / Мазуренко М.Д., Молин Ю.А., Мацкевич А.Л. — .

Нормативные правовые документы, регулирующие порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека : сборник / Клевно В.А. — 2009.

Постановление от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» / // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №2. — С. 3-12.

О соотношении правовой регламентации и свободы усмотрения при проведении медико-социальной экспертизы / Данилова С.Г., Панов А.В. // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №1. — С. 11-14.