Экспертная диагностика криминальных абортов

/ Чекмарев А.И.  // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2002 — №5. — С. 120-122.

ссылка на эту страницу

Труп гр-ки Н., 33 лет был обнаружен 28 ноября 1998 года в квартире по месту ее жительства в многоэтажном доме одного из военных городков г. Хабаровска. В квартире умершей какого-либо беспорядка не отмечено. Со слов соседей стало известно, что гр-ку Н. накануне видели живой и здоровой. Каких-либо болезненных состояний за ней в этот период времени не наблюдалось. Проживала гр-ка Н. одна. Прибывший в составе дежурной бригады на место происшествия врач судебно-медицинский эксперт при осмотре трупа каких-либо признаков насильственной смерти, а также следов механических повреждений на нем не выявил.

Между тем было отмечено, что кожные покровы и видимые слизистые оболочки трупа отличаются заметной бледностью. Трупное окоченение отмечено во всех группах мышц. Трупные пятна бледно-синюшные, выражены слабо, в виде островков и располагались по задним поверхностям туловища и нижних конечностей. С места происшествия ничего не изымалось, труп гр-ки Н. был направлен в морг для судебно-медицинского исследования.

Во время исследования, при вскрытии брюшной полости трупа, в ней было обнаружено большое (до 2000 мл ) жидкой крови со свертками, происхождение которой оставалось неясным. Более тщательный осмотр задней, боковых поверхностей туловища, а также брюшной стенки с наружной и внутренней поверхностей не дал какого- либо результата в отношении наличия колотого, колото-резаного или иного повреждения.

Далее было отмечено, что большой сальник располагался обычно, прикрывая петли тонкого и толстого кишечника без каких-либо повреждений и кровоизлияний. Органы брюшной полости (печень, поджелудочная железа, желудок, селезенка), а также забрюшинно располагающиеся почки не имели источников внутрибрюшное кровотечения.

В момент извлечения органов из брюшной полости выявлен свободно располагающийся конец одной из петель тонкого кишечника. Просвет этой части кишки находился в спавшемся состоянии, прикрывался рыхлыми свертками крови. По удалению крови обнаружена раневая поверхность кишки в виде культи, представляющая собой скошенный поперечник с неровными фестончатыми краями ее стенки. Местами просматривались «язычковые» лоскуты кишечной ткани длиной до 0,5 см. Брыжейка в области дефекта кишки — с множественными очаговыми кровоизлияниями. Детальное исследование кишечника выявило наличие второй культи тонкого кишечника с раневой поверхностью аналогичного характера. При осмотре матки были: отмечены ее увеличенные размеры (до 12 недельной беременности). В области дна матки была обнаружена горизонтально расположенная щелевидная рана размерам и 2x0,6x0,2 см. Просвет раны прикрывался рыхлыми свертками крови. По удалению крови обнажились неровные и кровоподтечные края, овальные концы. После рассечения тела матки по передней ее стенки обнаружилось, что эта рана сообщается с ее полостью, в которой имеются следы рыхлой крови и слизь.

Исследование наружных половых органов показало, что девственная плева имеет несвежие разрывы, а на стенках влагалища имеются рыхлые свертки крови в незначительном количестве.

Таким образом, стало ясно, что смерть гр-ки Н. наступила от острой кровопотери, развившейся в результате массивного внутрибрюшного кровоизлияния из культей тонкого кишечника, которые в свою очередь были причинены предметом, использованным при производстве криминального аборта через перфорированное отверстие дна матки.

Дальнейшим и следственными мероприятиями было установлено, что гр-ке Н. за 1 сутки до обнаружения ее трупа, действительно проводился криминальный аборт, установленным следствием лицом гр-кой М.

В одном из допросов гр-ка М. Показала, что перед операцией потерпевшая выпила 1,5 стакана водки с целью смягчения болезненных ощущений. После того, как гр-ка М. поняла, что извлекает, из половых путей потерпевшей кишечник, а сама потерпевшая не подает признаков жизни, задержанная испугалась и поспешно покинула квартиру хозяйки. Однако вскоре вернулась и навела порядок в жилище, уничтожив следы крови и другой подсобный материал для проведения криминального аборта.

похожие статьи

Танатогенетическое значение острой почечной недостаточности при криминальном аборте / Захарова О.А., Бакшинская Р.Е. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1968. — №3. — С. 18-20.

Значение цитологической картины влагалищного отделяемого при диагностике давности криминального аборта / Зайцева Е.И. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1964. — №4. — С. 25-27.

К вопросу о вывороте матки после аборта / Дынина Р.Ф. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1964. — №3. — С. 47-48.

Экспертная оценка подкожной эмфиземы при осмотре трупа на месте происшествия / Крюков В.Н. // Судебно-медицинская экспертиза. — М., 1961. — №4. — С. 52-53.