Правовые аспекты порядка вызова судебно-медицинского эксперта на допрос

/ Зиганшин И.А. Шестко С.С.  — 2014.

Правовые аспекты порядка вызова судебно-медицинского эксперта на допрос / И.А. Зиганшин, С.С. Шестко // Актуальные вопросы судебной медицины и экспертной практики: сб. науч.-практич. работ / Под ред. В. П. Новоселова, Б. А. Саркисяна, А.Б. Шадымова; МОО «Судебные медики Сибири». – Новосибирск : SST, 2014. – Вып. 20. – С.34-40.

г. Петропавловск-Камчатский

ссылка на эту страницу

Реализовывая свои полномочия, связанные с расследованием уголовных дел и требующие проведения экспертиз, в том числе и судебно-медицинской, представители силовых ведомств, зачастую, пренебрегают тем обстоятельством, что профессиональная деятельность экспертов бюро, помимо процессуального действия, регулируемого процессуальными законами, регламентируется иными нормативными и правовыми актами Российской Федерации [1, 3].

Немногим, по этому поводу, отличается и позиция сотрудников Следственного комитета, упорно продолжающих считать, что права и обязанности всех без исключения участников уголовного судопроизводства, оговариваются положениями Федерального закона Российской Федерации от 28 декабря 2010 г. №403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», а также определенными статьями Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации [2, 3].

Ссылками на следственную оперативность, служебную необходимость, сжатые процессуальные сроки и безотлагательность проведения тех или иных следственных действий, указанных в многочисленных запросах и требованиях ежедневно поступающих в отделы и отделения бюро судебно-медицинской экспертизы Камчатского края, мотивируют необходимость срочного, а порой и незамедлительного исполнения требований различного характера. По тем же причинам, а также с целью оптимизации своего рабочего времени, считают вполне обоснованным осуществлять допрос эксперта в здании Следственного комитета, в том числе и в нерабочее время, включая выходные и праздничные дни.

Свои требования помимо вполне обоснованных, следователи считают еще и совершенно законными по следующим обстоятельствам:

  • – в соответствии с п. 3,4 ч. 1 ст. 7 Федерального закона Российской Федерации от 28 декабря 2010 г. №403-ФЗ «О Следственном комитете Российской Федерации», следователь вправе требовать от руководителей и других должностных лиц органов, предприятий, учреждений и организаций, предоставления необходимых документов, материалов, статистических и иных сведений, выделения специалистов для выяснения возникших в ходе проверки сообщения о преступлении и проведения предварительного расследования вопросов; требовать от должностных лиц соответствующих органов, предприятий, учреждений и организаций производства в этих целях документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и привлекать к участию в этих проверках, ревизиях, исследованиях специалистов, а также вызывать должностных и иных лиц для объяснений и производства следственных действий при осуществлении досудебного производства;
  • – на основании ч. 1 ст. 205 УПК РФ следователь вправе по собственной инициативе либо по ходатайству лиц, указанных в ч. 1 ст. 206 УПК РФ, допросить эксперта для разъяснения данного им заключения;
  • – в соответствии со ст. 187 УПК РФ допрос проводится по месту производства предварительного следствия и если следователь признает это необходимым, то он вправе провести допрос в месте нахождения допрашиваемого, следовательно такая форма данного следственного действия, является не обязанностью, а правом следователя чего он в силу определенной нагрузки сделать не может;
  • – положения ч. 3 ст. 164 УПК РФ оговаривают, что производство следственного действия не допускается лишь в ночное время, а это промежуток с 22 до 6 ч местного времени (п. 21 ст. 5 УПК РФ).

Не можем согласиться с вышеперечисленными аргументами по следующим обстоятельствам. Исходя из содержания норм УПК РФ, порядок вызова и участия в следственных действиях участников уголовного судопроизводства, перечисленных в главе 8 УПК РФ (свидетель, эксперт, специалист, переводчик, понятой) устанавливается для каждого из них в отдельности.

В соответствии с ч. 2 ст. 57 УПК РФ, вызов эксперта, назначение и производство судебной экспертизы осуществляются в порядке, установленном ст. 195–207, 269, 282 и 283 настоящего Кодекса.

Показаниями эксперта являются сведения, сообщенные им на допросе, проведенном после получения его заключения, в целях разъяснения или уточнения данного заключения в соответствии с требованиями ст. 205 и 282 УПК РФ (ст. 80 УПК РФ).

Ст. 205 УПК РФ действительно дает следователю право по собственной инициативе либо по ходатайству лиц, указанных в ч. 1 ст. 206 настоящего Кодекса, допросить эксперта для разъяснения данного им заключения. Протокол допроса эксперта составляется в соответствии со ст. 166 и 167 настоящего Кодекса. Положениями ст. 282 оговорено, что на стадии судебного следствия по ходатайству сторон или по собственной инициативе суд вправе вызвать для допроса эксперта, давшего заключение в ходе предварительного расследования, для разъяснения или дополнения данного им заключения.

Таким образом, место допроса эксперта на стадии предварительного следствия специально законом не оговорено.

Производство судебной экспертизы (гл. 27 УПК РФ), как и допрос эксперта, представляющего собой ее составную часть в соответствии со ст. 2 Федерального закона РФ от 21.11.2011 г. № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации», является медицинской деятельностью, которая согласно положениям гл. 7 указанного закона, относится к медицинским экспертизам и осуществляется в медицинских организациях экспертами в соответствии с законодательством Российской Федерации.

На основании действующих, на сегодняшний день, положений Федерального закона РФ от 04.05.2011 г. №99-ФЗ «О лицензировании отдельных видов деятельности», Постановления Правительства РФ от 16.04.2012 г. №291 «О лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра «Сколково»)», приказа МЗ РФ от 11.03.2013г. №121н «Об утверждении требований к организации и выполнению работ (услуг), в том числе и при проведении медицинских экспертиз относится к перечню видов деятельности, подлежащих обязательному лицензированию с указанием адресов мест осуществления лицензируемого вида деятельности.

Полагаем, что в соответствии с требованиями вышеуказанных норм права, допрос судебно-медицинского эксперта в рамках ст. 205 УПК РФ должен проводится по месту пребывания сотрудников бюро, в зданиях имеющих лицензии на осуществление медицинского вида деятельности.

Вызов экспертов в нерабочее время и праздничные дни, для производства следственного действия, нарушают положения ст. 37 Конституции Российской Федерации, дающей право на отдых и гарантирующей установленные федеральным законом продолжительность рабочего времени, выходные и праздничные дни.

Ст. 21 и 106 Трудового кодекса Российской Федерации, дают работнику права на отдых, обеспечиваемый установлением нормальной продолжительности рабочего времени, сокращенного рабочего времени для отдельных профессий и категорий работников, предоставлением еженедельных выходных дней, нерабочих праздничных дней, оплачиваемых ежегодных отпусков и определяют понятие времени отдыха, в течение которого работник свободен от исполнения трудовых обязанностей и которое он может использовать по своему усмотрению.

По существу, осуществление допроса эксперта в нерабочее время, само по себе, приводит к нарушениям законодательства в сфере труда и его охраны, влекущих ответственность по ст. 5.27 КоАП РФ, административных правонарушений посягающих на права граждан.

Кроме этого, исходя из практики считаем, что наиболее целесообразным является допрос эксперта именно на рабочем месте, что связано с рядом определенных мотивов наиболее существенными из которых являются:

  • – возможность для эксперта обратиться к ряду дополнительных документов (заключения, журналы регистрации, направления правоохранительных органов, акты исследования лабораторных подразделений бюро и т.д.);
  • – наличие доступа к справочной и специальной литературе, имеющейся в рабочем кабинете, с целью разъяснения отдельных вопросов, методик исследований и прочее;
  • – соотношение числа работников дознания, следственного аппарата, органов МВД с числом судебно-медицинских экспертов, которое явно не в пользу последних.

Помимо вышеизложенного, считаем недопустимым со стороны представителей правоохранительных органов, проявлять пренебрежительное отношение к рабочему и личному времени судебно-медицинских экспертов, поскольку они являются не менее значимыми участниками уголовного судопроизводства, реализовывающие принципы неотвратимости наказания, в том числе при расследовании тяжких и особо тяжких преступлений против личности, от заключения которых зачастую зависит ход дела и принятое судебное решение.

По нашему мнению с целью выработки единой позиции по данному вопросу, исключения всевозможных конфликтных и спорных ситуаций, возникающих при таких обстоятельствах, необходимо урегулировать данные правоотношения на законодательном уровне.

Литература

  1. О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации : Федеральный закон от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. 25.11.2013) // Система Консультант Плюс [Электронный ресурс].
  2. О Следственном комитете Российской Федерации : Федеральный закон от 28.12.2010 N 403-ФЗ (ред. 03.02.2014) // Система Консультант Плюс [Электронный ресурс].
  3. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. 03.02.2014) // Система Консультант Плюс [Электронный ресурс]

похожие статьи

Некоторые правовые аспекты назначения судебно-медицинской экспертизы / Гуцаев Ю.П., Олейник Н.Г. // Матер. IV Всеросс. съезда судебных медиков: тезисы докладов. — Владимир, 1996. — №1. — С. 13-14.

Толкование судебно-медицинских терминов в условиях совершенствующегося российского законодательства / Прутовых В.В. // Избранные вопросы судебно-медицинской экспертизы. — Хабаровск, 2018. — №17. — С. 187-194.

О судебно-медицинских правилах вскрытия трупа, принятых Комитетом Министров Совета Европы 02 февраля 1999 года / Мазуренко М.Д., Молин Ю.А., Мацкевич А.Л. — .

Нормативные правовые документы, регулирующие порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека : сборник / Клевно В.А. — 2009.

Постановление от 26 января 2010 г. № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» / // Медицинская экспертиза и право. — 2010. — №2. — С. 3-12.